Медиа

Условия труда экспатов в России ухудшаются

31.08.2016



Швейцарец Карстен Альберт еще год назад возглавлял два отеля в Красной Поляне. Контракт у него был, как у многих иностранцев в России, рублевый, но привязанный к валюте. «Обычно с тобой договариваются о зарплате в $5000–6000, переводят эту сумму в рубли и потом любые колебания курса тебе компенсируют», – рассказывает он. Однако в 2015 г. работодатель Альберта объявил о досрочном расторжении контракта. На место швейцарца взяли более дешевого управленца из Казахстана.

Основная волна досрочного расторжения контрактов с иностранцами прокатилась по России в 2015 г., говорит управляющий партнер хедхантинговой компании «Агентство Контакт» Марина Тарнопольская. По ее подсчетам, большинство экспатов, занятых в гостиничном секторе, уехали. То же самое произошло в секторе потребительских товаров и фарминдустрии. Зато на заводах, где применяется западное производственное оборудование, экспатов стало даже больше. По словам представителя «Юнити» Рустама Барноходжаева, чаще всего российские компании ищут среди экспатов технических директоров, главных технологов и даже линейных специалистов.

Участие иностранных специалистов обычно оговаривается на стадии заключения контракта на поставку оборудования, рассказывает партнер консалтинговой компании Formatta Григорий Котомин. По его словам, шеф-монтаж оборудования обычно делают иностранцы. Они ненадолго задерживаются в России, чтобы обучить местных специалистов, но потом уезжают, рассказывает Котомин.

Незаменимые техники

Директор департамента «Мобильность» компании Siemens в России Йорг Либшер трудится в России с 2008 г. и уезжать не планирует. Он окончил Московский государственный университет путей сообщения в 1992 г., затем работал в Германии, а предложение трудиться в Siemens в России в 2008 г. воспринял позитивно. Либшер доволен должностью и финансовыми условиями. Сейчас Siemens старается нанимать на работу в основном российских граждан; зарплата экспатов гораздо выше, говорит он. Как правило, сотрудников-иностранцев нанимают на 1–2 года на конкретные проекты. Siemens предпочитает нанимать экспатов с опытом работы в других странах. Инженерам платят в евро, а у остальных сотрудников-иностранцев могут быть рублевые зарплаты. «Мы должны платить так, чтобы люди ехали в Россию, иначе никого не наймем», – поясняет директор. Сам Либшер уверен, что на родине, если придется вернуться, найдет работу с сопоставимыми условиями. «Я успешно работаю в России, у меня огромный опыт, значит, буду востребован и в другой стране», – говорит он.

Уникальных иностранных специалистов в России по-прежнему ждут. Например, компания «Юнити» недавно подбирала уникального специалиста – печатника для обойного производства. Основным требованием было наличие опыта работы на профильном немецком оборудовании конкретной модели и года выпуска. В Россию оно ранее не завозилось, и на нем никто не умел работать, кроме немцев. Заказчик пригласил экспата на полгода для настройки линии, отладки процессов и обучения персонала, уточняет руководитель группы подбора персонала «Юнити» Татьяна Маркова. В докризисное время иностранного эксперта наняли бы на год, чтобы он успел подготовить российских сотрудников.

Несмотря на кризис и санкции, российские предприятия приглашают экспатов для создания центров хранения данных, говорит управляющий партнер Antal Russia Люк Джонс. Когда правительство обязало компании хранить электронные данные в России, началось строительство новых центров, пришлось закупать новое оборудование за рубежом, которое в России никто не успел освоить, говорит он. Понадобились иностранные специалисты.
Трудовой десант

«Со мной компания заключила контракт на три года, но мои вновь прибывшие коллеги получают контракты только на полтора года. Рано или поздно нас всех заменят россиянами», – говорит коммерческий директор транспортно-логистического холдинга Prologics Ричард Магда. Prologics все время расширяется и набирает сотрудников, и Магда постоянно обучает новичков.
По словам Джонса, наниматели приглашают иностранцев не на 3–4 года, как раньше, а на полтора года, а дальше все зависит от результатов его работы.

По словам представителя Hyundai Motor в России Марии Мальцевой, длительность контрактов с иностранцами в Hyundai составляет 3–4 года и не уменьшилась из-за кризиса. Иностранные технические специалисты, вернувшиеся на родину, находят работу, как правило, на заводах Hyundai Motor в Корее.

В большинстве компаний иностранных специалистов уже уравняли с россиянами, рассказывает Тарнопольская. Многих экспатов перевели на рублевые контракты. «Моя зарплата в рублях не изменилась. В долларах, конечно, я получаю теперь меньше. Я меньше летаю за рубеж и меньше покупаю. Живу, как все россияне», – признается генеральный менеджер отеля Heliopark Nebug в Краснодарском крае Ричард Кветон.

Однако меньше 2 млн руб. в год высококвалифицированный экспат получать не может, замечает Альберт. По его словам, на меньшую сумму иностранцы в России не соглашаются.

Несогласные давно уехали, говорит Джонс, и нашли работу на других развивающихся рынках – в Индии, Китае или в ОАЭ, а также в Восточной Европе.

В последние годы у российских работодателей востребованы экспаты из Чехии или Польши, замечает руководитель подбора персонала кадровой компании ManpowerGroup Илона Иванс. Их зарплаты ниже по сравнению с выходцами из Западной Европы. А российские работодатели считают, что если такому экспату удалось наладить эффективный бизнес в постсоциалистической стране с похожими на Россию условиями, то этот человек будет полезен и здесь.

Не могут сказать «прощай!»

Гендиректор компании «Даф тракс рус» (производитель грузовиков) Ари Хендрикс говорит, что в начале карьеры в Голландии много работал в представительствах международных компаний. Если бы сейчас ему пришлось уехать из России, то он легко бы нашел работу своего уровня в Голландии или в другой стране мира, не сомневается Хендрикс. Но он не хочет уезжать – мол, в России перед ним стоят интересные задачи.

«Мне нравится учить людей. Каждый раз у меня появляются группы молодых специалистов, с которыми я делюсь опытом», – говорит Магда. Он не спешит возвращаться в США, хотя уверен, что на родине был бы востребован как специалист с семилетним опытом работы за рубежом.

Когда долго работаешь на одном рынке, сложно вернуться домой, потому что не знаешь больше рынка родной страны, отстал от жизни, размышляет Джонс. «К тому же я привык работать, как русский. Мне странно, когда я посылаю письмо европейцу и получаю ответ: «Я в отпуске. Свяжусь с вами через месяц». Российские менеджеры всегда проверяют почту, где бы они ни находились», – рассказывает он.

Поток желающих остаться или приехать в Россию не иссякает, желающих много, судя по потоку резюме, констатирует партнер компании CornerStone Ольга Ворошилова. Иностранцы – менеджеры или высококвалифицированные специалисты – охотно соглашаются на рублевые контракты или контракты по зафиксированному курсу, и для них контракт все равно может оказаться более выгодным, чем тот, что иностранец заключил бы у себя на родине, в Европе или Америке.

Рынок труда все больше приходит к равновесию, где зарплата зависит не от национальности, а от результатов работы, замечает эксперт. Чем выше квалификация специалиста и чем лучше он работает, тем больше у него зарплата и лучше условия контракта вне зависимости от того, экспат он или россиянин.

Автор: Мария Подцероб, Светлана Романова / Ведомости от 30.08.2016. / Условия труда экспатов в России ухудшаются