Медиа

Как Ford облегчает поиски работы сотрудникам двух закрытых заводов

18.09.2019

В конце марта 2019 г. компания Ford Sollers объявила о закрытии сразу двух своих заводов – в Набережных Челнах и Всеволожске. Как объясняла компания, решение было принято из-за убыточности сегмента легковых автомобилей Ford в России в условиях падения потребительского спроса. В сообщении Ford Sollers указывалось, что закрытие заводов приведет к значительному сокращению штата по программе добровольного увольнения с выплатой дополнительных компенсаций от 5,5 до 12 месячных окладов. На выплаты сотрудникам и контрагентам обоих заводов американская штаб-квартира Ford выделила $200 млн, из которых Ford Sollers потратил $174 млн, рассказывает Игорь Темченко, председатель территориального отдела МПРА в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. На обоих заводах работало около 1900 человек. На предприятии во Всеволожске было сокращено 700 сотрудников из почти 1000, рассказывают бывшие сотрудники завода.

В июне 2019 г. в корпоративной почте появились письма с приглашением на групповые консультации для увольняющихся сотрудников по вопросам поиска работы, вспоминает бывший инженер службы поддержки IT завода Артем Рейзин. Представитель Ford Sollers подтвердил, что для помощи в дальнейшем трудоустройстве сотрудников заводов во Всеволожске и Набережных Челнах компания привлекла специализированные компании, в частности Kelly Services, но подробностей не сообщил. Ни Ford Sollers, ни Kelly Services затрат на аутплейсмент не раскрывают.

Обычно стоимость программы складывается из оплаты услуг внешних карьерных консультантов, затрат на формирование и содержание штата внутренних консультантов, аренду или предоставление помещений, компьютеров, доступа в интернет для работы бывших сотрудников, корпоративного доступа на работные сайты, говорит руководитель отдела кадрового консультирования ManpowerGroup Анна Бурова. По ее словам, стоимость программы аутплейсмента на сотрудника обычно составляет один его оклад, включает групповые и индивидуальные консультации тет-а-тет (в общей сложности не менее 10 консультаций для каждого человека), а также вебинары и общение с консультантами в онлайновом режиме.

Двухэтапная программа аутплейсмента сотрудников Ford во Всеволожске проходит с июня по декабрь 2019 г., рассказывает Ольга Копылова, руководитель подразделения по подбору персонала и проектов аутплейсмента Kelly Services. «Ведомости» выясняли, помогла ли услуга увольняющимся сотрудникам найти новое место работы.

Курс трудоустройства

Индивидуальные консультации прошла половина работников завода во Всеволожске, говорит Копылова. По ее словам, на этом заводе сотрудники проработали по 10–15 лет. Текучесть кадров была почти нулевой, все были довольны условиями труда. И выйти на рынок труда было нелегко. В таких случаях карьерные консультанты прорабатывают с человеком разные варианты его будущего и ставят конкретные цели, более ясное видение будущего снимает стресс от увольнения, рассказывает партнер «Экопси консалтинг» Мария Макарушкина.

К увольняющимся топ-менеджерам завода были прикреплены персональные менеджеры, которые давали личные консультации, составляли резюме и предлагали каждому подопечному по 10 вакансий. «Ведомости» обратились к восьми бывшим сотрудникам Ford во Всеволожске – рабочим, менеджерам, офисным служащим – за подробностями. Трое отказались от разговора: два бухгалтера и механик по ремонту погрузчиков.

Святослав Майоров, бывший директор по производству Ford во Всеволожске, проработал на заводе 16,5 года. До последнего момента он не верил, что завод закроется, так как в начале 2018 г. предприятие начало готовить к запуску новую модель Ford и работа с вводом на рынок модели могла растянуться на несколько лет. Новость о закрытии завода он воспринял тяжело, так как привык к дружному коллективу, в котором проработал много лет. Когда на заводе появились консультанты, Майоров посетил групповой тренинг, а потом съездил лично к консультанту в Санкт-Петербург. Он говорит, что после беседы переделал резюме. Устроиться на новую работу он рассчитывает в течение полугода и рассматривает все отрасли, а не только автопром.

Инженер Рейзин рассказал, что вместе с другими сотрудниками прослушал в тренинговом центре на заводе лекцию о том, на каких сайтах лучше искать работу, как правильно составлять резюме и вести себя на собеседовании. Многое из того, что говорили, он знал и раньше, но была и новая для него информация. Все лето он отдыхал и только приступил к поискам работы.

Менеджер завода по внешнеэкономической деятельности, просившая не называть своего имени, говорит, что за 20 лет работы получила на заводе хороший опыт и считала, что у нее прекрасное резюме. Консультант помогла ей сориентироваться на рынке труда и научила, как надо рассказывать о себе работодателю. Сейчас женщина составляет портфолио и надеется в течение года найти работу. Она готова к трудоустройству в любой отрасли и в любом регионе.

Водитель погрузчика Владимир Иванов признался, что консультации не посещал. Он рассказывает, что рабочим обещали выплатить большие компенсации при условии, что они до конца выполнят план по выпуску продукции. Тем, кто не выполнит план, пообещали выплатить лишь по три оклада (вместо 5,5–12). Поэтому занятые выполнением плана рабочие не имели времени для посещения консультаций. Иванов говорит, что из его окружения никто на этих мероприятиях не был. Теперь водитель стоит на бирже труда и говорит, что свободных вакансий по его профессии много, но устроиться на такую же зарплату, какую он получал в Ford, почти невозможно.

Кто нашел работу

Сейчас завод законсервирован, работает только отдел персонала и административные службы по поддержанию в порядке здания, говорит Темченко. По его сведениям, большинство бывших сотрудников по-прежнему без работы. На заводе всегда был сильный профсоюз, у сотрудников были высокие зарплаты и хорошие условия труда и теперь они предъявляют другим работодателям высокие требования, говорит Темченко. По его мнению, не каждый работодатель возьмет к себе бывшего сотрудника Ford.

Специалист по окраске корпуса устроится в любой автосервис, а сварщик на машинах контактной сварки нужен только в автопроме, говорит Темченко. В Санкт-Петербурге специалистов с опытом работы в Ford охотно берут два автомобильных завода, автопоставщики, производители спецтехники, возражает Копылова. Кроме того, говорит она, бывшие сотрудники завода востребованы в сфере фармацевтики, производства товаров народного потребления и деревообработки.

Услуга аутплейсмента, поясняет Копылова, помогает высвобождаемому работнику адаптироваться к условиям рынка труда и быстрее найти новую работу. Но услуга носит консультативный характер и трудоустройства не гарантирует, уточняет Копылова.

Бурова говорит, что Ford важно сохранить не бренд работодателя, а потребительский бренд, ведь владельцев машин Ford в России много.

Аутплейсмент, по словам Екатерины Жуковой, ведущего консультанта по аутплейсменту Ancor Consulting, делается прежде всего ради репутации: сохраняется позиция бренда работодателя на рынке труда, а бывшие сотрудники тепло отзываются о компании и готовы вернуться.

Услуги для топов

«Ведомости» спросили 15 крупных компаний, пользуются ли они услугами аутплейсмента. Danone ежегодно инвестирует 2 млн руб. в программу аутплейсмента в России, сообщил представитель компании. Danone не раскрыла число сотрудников, на которых распространялась программа аутплейсмента, сообщив лишь, что программа включает тренинг по поиску работы, индивидуальные консультации, поддержку сотрудника на рынке труда и его переобучение или повышение его квалификации, если это может помочь ему в трудоустройстве. Как уверяет представитель компании, благодаря аутплейсменту 85–90% увольняемых сотрудников находят работу в течение трех месяцев.

Из российских работодателей по существу ответили только двое: «Ростелеком» и Центробанк. «Ростелеком» иногда использует аутплейсмент, но только для топ-менеджеров, рассказывает Георгий Георгиев, директор по управлению талантами компании. По его словам, сотрудники получают консультации, им помогают составить резюме и знакомят их с хедхантерами. Эти шаги помогают по-дружески расстаться с сотрудником.

О массовом применении услуги аутплейсмента рассказал лишь Центробанк. Ранее, в конце 2018 г., заместитель председателя ЦБ Руслан Вестеровский говорил, что к концу 2019 г. банк планирует сократить численность персонала с 50 000 до 43 500 человек. Представитель ЦБ сообщил, что на 2018–2020 гг. банк заключил контракт на услуги аутплейсмента на сумму 29 млн руб. За год ими воспользовалось около 1000 человек. Первый этап программы аутплейсмента включает очные коммуникационные сессии, где высвобождаемых сотрудников знакомят с обзором регионального рынка труда, методами и источниками поиска работы. На втором этапе сотруднику помогают составить резюме, рассылают его резюме работодателям и организуют собеседования.

По наблюдениям Юрия Дорфмана, партнера компании Cornerstone, услуга аутплейсмента чаще используется при увольнении топ-менеджеров, с которыми компания хочет расстаться без осложнений и риска для репутации. Обычно топ-менеджер получает по программе аутплейсмента консультации и 3–5 собеседований с потенциальными работодателями. Стоимость программы составляет 1–1,5 оклада увольняемого руководителя (обычно речь идет об окладе в 150 000–300 000 руб.).

Источник: «Ведомости», 17.09.2019 / «Как Ford облегчает поиски работы сотрудникам двух закрытых заводов»